Митрополит Антоний (Храповицкий) и Единоверие
Автор: Архиепископ Никон (Рклицкий)   
24.09.2010 01:53

В 1908 году на IV Всероссийском Миссионерском съезде в г. Киеве собралось около 70 представителей единоверия, которые не только деятельно участвовали в общем Миссионерском съезде, но и собирались особо для обсуждения дел, касавшихся единоверия. Состоявшееся после Киевского Миссионерского съезда 12 июня 1909 года прославление св. благоверной великой княгини Анны Кашинской еще более ободрило единоверцев, и укрепило их желание созвать Всероссийский съезд единоверцев. Главный центр единове­рия был в Москве, и вот вскоре после прославления княгини Анны Кашинской московские единоверцы возбудили хо­датайство перед митрополитом Владимiром о разрешении им собрать в Москве всероссийский съезд единоверцев.

В ответ на ходатайство митрополита Владимiра Св. Синод указом своим от 9 сентября 1909 года за № 1940 сообщил ему о том, что Св. Синод не встречает препятствий к созыву в Москве единоверческого съезда, но с тем, однако, чтобы съезд этот был бы не всероссийским, а местным, епархиальным. По объявлении этого указа единоверцам Московский совет единоверцев обратился к митрополиту Владимiру с просьбой назначить председателем Москов­ского епархиального съезда единоверцев, как было сказано в ходатайстве, «уважаемого всеми преосвященного Анаста­сия, епископа Серпуховского, викария Московского, и раз­решить пригласить на съезд хотя небольшое количество единоверцев из других епархий ввиду того, что Св. Синодом разрешен съезд местный, епархиальный, но в программу входят такие вопросы, при решении которых желательно было бы присутствие большого количества единоверцев, а не одних только Московских». Ходатайство это было митрополитом Владимiром удовлетворено.

Единоверческий съезд в Москве был открыт 25 октября 1909 г. в Троицко-Введенской единоверческой церкви. Божественную литургию по древнему патриаршему чиновни­ку во главе всего московского единоверческого духовенства совершил в указанном храме преосвященный Анастасий, епископ Серпуховский, которым по окончании литургии и молебного пения было сказано слово о значении единоверия. Слово это владыка Анастасий произнес сидя среди храма на архиерейском седалище. За богослужением кроме членов съезда и прихожан находилась масса богомольцев, любителей древней уставности, собравшихся со всей Москвы. Были также и вожди иных старообрядческих согласий в лице А. И. Морозова, Ф. Е. Мельникова и других.

Владыка Антоний прислал на этот съезд следующую приветственную телеграмму:

«Приветствую съезд единоверцев. Господь да будет посре­ди вас. Святой Дух да наставит вас собравшихся на всякую истину. Архиепископ Антоний».
Съезд этот имел следующую программу:
  1. Выработать общие меры борьбы в защиту единоверия ввиду усиливаю­щегося старообрядчества.
  2. О единоверческой школе Певцов и псаломщиков.
  3. По вопросу о поднятии уровня образования единоверческого духовенства.
  4. Правила для собраний по управлению единоверческими приходами.
  5. О единоверческом богослужении и средствах к его под­держанию и
  6. О единоверческом журнале.

2. ОТКРЫТИЕ И ТРУДЫ ВСЕРОССИЙСКОГО ЕДИНОВЕРЧЕСКОГО СЪЕЗДА

Съезд в Москве продолжался всего лишь три дня — 27, 28 и 29 октября и имел семь заседаний.

Перед закрытием съезда члены съезда обратились к Пред­седателю съезда преосвященному Анастасию с просьбой принять на себя труд быть выразителем их чувств и желаний перед владыкой митрополитом Владимiром о неотложной необходимости созыва всероссийского единоверческого съезда. Члены съезда горячо и единодушно заявили, что среди единоверцев, особенно в провинции, в последнее время накопилось много таких вопросов и недоумений, которых им самим поодиночке решить не под силу, а между тем воп­росы такие, которые не терпят отлагательства, а разобрать и решить их возможно только сообща, собравшись на всерос­сийский съезд единоверцев.

Дело это было передано в Св. Синод и там рисковало быть погребенным в Синодальных архивах, но по милости Божией в октябре месяце 1911 года владыка Антоний был назначен председателем Особого Совещания при Синоде по вопросам внутренней и внешней миссии, возобновлен­ного в августе месяце 1911 г. В качестве председателя этого Совещания владыка Антоний в первую очередь и обратил внимание на необходимость созыва Всероссийского Едино­верческого съезда.

17-20 декабря 1911 года Св. Синод, заслушав доклад архи­епископа Антония о благовременном созыве Всероссийского съезда представителей единоверия и для изыскания мер, направленных к привлечению в Православную Церковь представителей беглопоповского толка, напряженно ищущих для себя в настоящее время иерархической авторизации от Православной Церкви или от австрийского толка.

Св. Синодом было постановлено созвать Съезд в Санкт-Петербурге с 22 по 30 января 1912 года под председательством архиепископа Антония.

Для подготовительных работ к Съезду и выработки программы его занятий была создана комиссия под председательством архиепископа Сергия.

Всероссийский Единоверческий съезд был открыт торжественным богослужением, совершенным в Никольской единоверческой церкви.

Всенощную совершал председатель подготовительной комиссии к Съезду архиепископ Сергий. Божественную литургию совершал председатель Съезда ар­хиепископ Антоний в сослужении с местным и приезжим единоверческим духовенством — делегатами Съезда.

Служба правилась по архиерейскому служебнику XVI века. Старинные церковные напевы, характер самой службы и истовое ее совершение переносило мысль к тому времени на Руси, когда еще не было церковного раздора. Пели на двух клиросах. Некоторые церковные песнопения исполнялись соединенным хором. Кроме двух хоров пел еще и верхний (в куполе храма), составленный из учеников единоверческого Братского реального училища. Служба производила глубоко трогательное впечатление. На молебен после литургии вышли, кроме архиепископа Антония, преосвященные: Кирилл, епископ Тамбовский, Владимiр, епископ быв. Приамурский, Анастасий, епископ Серпуховский (1), представитель Константинопольского патриарха архимандрит Иаков, архимандрит Варсонофий из Новгорода, до 50 священников единоверцев, членов Съезда. Богослужение началось в 8.30 часов утра и закончилось в 2 часа дня. Из храма все участники Съезда перешли в обер-прокурорский дом.

Необычайное зрелище наблюдалось в обширном и богатом по своему убранству зале духовного ведомства на Литейном проспекте при торжественном открытии Единоверческого съезда, последовавшем в 2 часа 40 минут.

В большом углу залы были поставлены принесенные из единоверческой Никольской церкви запрестольный со свечою перед ним крест, икона Корсунской Божией Матери с тремя лампадами перед нею, две хоругви древнего образца и св. Евангелие на аналогии. На помосте, обтянутом красным сукном, находился длинный стол с большими старопечатными книгами. Почетные места за столом заняли митрополит Московский Владимiр, председатель Съезда архиепископ Антоний и архиепископы: Сергий Финляндский, Арсений Новгородский, Назарий Полтавский, епископы: Серафим Кишиневский, Евлогий Холмский, Кирилл Тамбовский, Никон Вологодский, Владимiр Приамурский, Иннокентий Якутский, Георгий Ямбургский, Митрофан Гомельский, Анастасий Серпуховский, Вениамин Гдовский, Варнава Каргополький и Антоний Горийский. За тем же столом сидели обер-прокурор Св. Синода В. К. Саблер и представитель Константинопольского патриарха архимандрит Иаков. В самом зале находились видные представители столичного белого духовенства, чины обер-прокурорского управления, церковно-общественные деятели и 350 делегатов от духовенства и мiрян единоверческих приходов со всей России, почетные прихожане столичных единоверческих церквей, члены депутаций, представители нескольких беглопоповских общин и проч. В глубине зала на помосте стояли единоверческие певчие в старообрядческих кафтанах.

После открытия Съезда и приветственной речи митрополита Владимiра произнес речь архиепископ Антоний, текст которой, к сожалению, не сохранился. В своей речи владыка Антоний с большой похвалой отозвался о церковной жизни единоверцев, и выразил надежду на доброе влия­ние ее не только на старообрядцев, но и на известную часть православных.

Затем после ряда приветственных речей владыка Антоний предложил послать составленную им телеграмму Государю Императору:

«Его Императорскому Величеству. Открыв с благословения Божия первый Всероссийский Единоверческий съезд, многочисленные иерархи, духовные лица, почетные гости и представители единоверческих приходов со всей России, молящиеся по тому же богослужебному чину, как и Твои, Государь, блаженной памяти великие предки, Святейший патриарх Филарет и царь Михаил Федорович, с благоговейной сыновней любовью и с беззаветной преданностью повергают вместе со всеми присутствующими свои верноподданнические чувства к стопам Царского Величества и с умиленной благодарностью лобызают Твое внимание и Твою любовь к церковной старине и к нашему русскому обычаю».

Телеграмма от имени Съезда была подписана митрополитом Владимiром, которым и был получен благодарственный ответ.

На Съезд поступили приветственные телеграммы от еди­новерцев из гг. Москвы, Казани, Симбирска, Вольска, Екатеринбурга, Ташкента, от Московского городского головы (единоверца) Гучкова, попечителя Виленского округа А. А. Остроумова и других лиц.

После заседания участникам Съезда была предложена в другом зале трапеза, в которой принимало участие 300 лиц.

Занятия Съезда происходили по следующей программе:

  1. Пересмотр правил о единоверии и дополнительных к ним распоряжений.
  2. О богослужении в единоверческих церквях:
    • а) о необходимых исправлениях в богослужебной практике настоящего времени;
    • б) церковное пение и подготовка певцов и чтецов;
    • в) духовенство и его подготовка;
    • г) устроение чина и вообще жизни в единоверческих монастырях.
  3. Вопросы, касающиеся организации общества единоверцев:
    • а) приход;
    • б) благочинные единоверческих церквей;
    • в) съезды благочиннические, епархиальные, всероссийские и проч.;
    • г) об открытии всероссийского братства православных старообрядцев;
    • д) издание журнала и проч.
  4. Организация общего управления всем единоверием.
  5. Желательная для единоверцев постановка вопроса о клятвах.
  6. О возможности привлечения в лоно св. Церкви старообрядцев, приемлющих переходящее священство, а равно и других согласий; об условиях и способах привлечения.
  7. Другие вопросы, возбужденные на самом Съезде.

Постановления Съезда не представляли собой чего-либо окончательного и должны были быть представленными на усмотрение Св. Синода.

3. ЗАКРЫТИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО ЕДИНОВЕРЧЕСКОГО СЪЕЗДА

В воскресенье, 29 января, последовало закрытие Съезда. В 3 часа дня в зале обер-прокурорского дома, где происходили заседания Съезда, был совершен молебен с каноном Божией Матери перед Корсунской Ее иконой. Молебен совершал архиепископ Антоний в сослужении с настоятелем главной Санкт-Петербургской единоверческой церкви о. Симеоном Шлеевым (впоследствии единоверческий епископ, прославлен РПЦЗ как Св. Новомученик, - прим. ред. "ЦВ РИПЦ") и прочим духовенством из числа членов Съезда.

После молебна гости остались на торжественное заседа­ние, во время которого архиепископ Антоний произнес речь приблизительно следующего содержания:

«С Божией помощью мы разрешили почти все вопросы программы Съезда. Я хочу отметить ту любовь, которую вы проявили к вопросам жизни духовной. Сюда съехались со всех концов необъятной России: священники, мiряне, мещане, купцы и торговцы; люди, отодвинув на второй план свои спешные дела и банковские операции, прибыли сюда, чтобы совместно всем обсудить и решить волнующие вопросы своей церковной жизни. Наши архипастыри, как это мы и сами видели, отнеслись с большим вниманием к этому Съезду. Я скажу, что ни одно торжественное заседание в Петербурге, академий ли или каких-либо обществ, не видели стольких иерархов, как вы на своем Съезде. На открытии Съезда всего присутствовало 17 иерархов, а на заседаниях всегда было не меньше пяти, часто бывало и по десяти. А с какой любовью и пониманием они относились к вам. Они присутствовали на длинных заседаниях и сидели всегда до конца, выслушивая терпеливо все ваши слова и речи по горячо волнующим вас вопросам. Приверженность ваша к древнему благочестию побуждала часто вас на горячие споры и возражения, и это вызывалось именно вашей предан­ностью благочестию. Да будет всем на радость сей Съезд.

Многие единоверцы стремятся совершенно отделиться в своем быту от православных, стремятся во всем подражать еретическому Западу, а посему и расширяется общее развращение, и если от них удаляться, то это весьма похвально. Но нужно, чтобы над этим удалением преобладала преданность вере и любовь. И тогда это будет похвально и разумно. Тогда кроме взаимной любви ничего у нас не будет...»

По окончании речи владыки Антония все участники Съезда единоверцы горячо благодарили Владыку со словами: «спаси вас Господи». Затем к архиепископу Антонию обратился с благодарственной речью почетный секретарь Съезда, о. Симеон Шлеев.

Владыке Антонию была поднесена от Съезда икона святой благоверной княгини Анны Кашинской и особо от московских единоверцев старинная книга «Большой сборник».
31 января депутация Съезда во главе с архиепископом Ан­тонием представлялась Государю Императору. В состав депутации в числе других членов Съезда входил и председатель московской делегации Серпуховский епископ Анастасий.

Архиепископ Антоний поднес от Съезда Государю Импе­ратору икону св. благоверной княгини Анны Кашинской и сказал следующую приветственную речь:

«Благочестивейший Государь! Первый Всероссийский Единоверческий съезд, закончив свои дела молитвой, оста­новился своим чувством на той истине, понятной всякому русскому человеку, что никакое дело у нас не может быть названо всероссийским, если оно не прикоснется хоть малым углом своим к Царскому Престолу, если не будет представлено пред Твои царские очи. Не смея просить такой чести для всего состава Съезда, члены последнего домогались такого счастья хотя бы для нескольких выборных из своей среды, которые и предстали пред Тобою, Государь, с выражением всеподданнейшей любви и преданности от лица всех жи­вущих в России единоверцев, или, как они отныне просят себя именовать, православных старообрядцев.

Сохраняя в своем богослужебном чине, по возможности в своем быте тот дух и тот строй, который хранила св. Русь в то время, когда Господь вручал ее царский престол Твоим, Государь, благочестивым предкам, православные старообрядцы исполнены особенной беззаветной преданностью к своему Государю и всему его царственному роду как носителю заветов своего родного далекого прошлого.

Но из всех благодеяний, которыми русские люди Тебе, Государь, обязаны, эти глубоко верующие представители нашего старинного духа выше всего ценят Твое благочестивое участие во вторичном прославлении благоговейно любимой ими праведницы, преподобной Анны Кашинской, которой святую икону просят от них принять как знак тех горячих молитв, которые они воссылают Богу и святыни Его о Твоем здравии и спасении».

Кроме св. иконы о. Симеон Шлеев поднес Государю под­ручник (коврик, который единоверцы употребляют на мо­литвах при земных поклонах). Представитель Москвы под­нес Апостол, напечатанный в Московской единоверческой типографии. Государь, приняв подношения, обошел всех членов депутации, знакомясь с их впечатлениями от Съез­да. В конце продолжительной аудиенции единоверцы были осчастливлены появлением Наследника Цесаревича Великого Князя Алексия Николаевича, которому о. Симеон Шлеев также поднес подручник, вышитый шелком по бледно-розовому атласу.

Депутации был предложен в Большом Дворце завтрак, во время коего члены депутации по старинному напеву пели тропарь за Царя: «Спаси, Господи, люди Твоя».


4. ПОСЛЕ ЕДИНОВЕРЧЕСКОГО СЪЕЗДА

Согласно пожелания Всероссийского Единоверческого съезда архиепископ Антоний обратился с посланием к старообрядцам других толков.

В своем послании владыка Антоний прежде всего устанавливает православное учение о Церкви:

«...Причащение и священство возможно только в истинной Церкви, а вне ее один обман и одна видимость, но видимость безблагодатная, также и одна только видимость священства, на деле же мiряне, да еще и внецерковные, и причащение их, яко же глаголет прп. Феодор Студит — пища демонов, а не тело и кровь Христова. Епископов у еретиков признают только католики, а последователи семи соборов знают у еретиков одних лишь мiрян; они забыли, что еретического глаголемого епископа или иерея может в Церковь принять с невидимым преподанием ему истинного священства только православный епископ.

68-е правило Карфагенского собора, признав всех еретиков и раскольников лишенными благодати, разрешает принимать кающихся третьим чином, не потому, чтобы признавало их иереями, а потому, что в покаянии воздает им и дарование священства всех трех степеней не по обдержимому правилу, а для того, чтобы облегчить их переход в Церковь. Вот почему, когда полезно бывает "ради общения многих" принять еретических или раскольничьих глаголемых епископов или иереев третьим чином, то Церковь творит тако; вот почему творить сие может только епископ, а не иерей, ибо здесь преподается благодать не только покаяния, но и священства, которой преподать иерей не может... но Церковь в то же время исповедует, согласно евангельским канонам, что вне ее нет ни епископов, ни иереев. Нет их ни у последователей бегствующего священства, ни у последователей священства австрийского, хотя, по моему крайнему мнению, Церковь могла бы принять тех и других третьим чином и тем воздать им истинное священство и архиерейство без внешнего действия рукоположения, как дозволяют нам приведенные правила...»

Призывая далее в своем послании старообрядцев возвратиться в истинную Церковь, владыка Антоний, возражая им на их заявления о том, что их подвергли гонениям, пишет:

«Страдали твои предки в сей жизни: зачем же самого себя обрекаешь на вечные страдания в жизни будущей, коих не миновать всем познавшим истину, но отрекшимся после­довать ей по множеству своей гордыни и озлобления».
Призывая забыть прошлое, владыка Антоний говорит:

«Пусть в единой Церкви Христовой любители старых чинов и старых книг составят единое Братство православных старообрядцев...

Все тогда слилось бы в одном общем прославлении Господа по старой Иосифовой книге, и собранные от конец земли русские старообрядцы воздвигли бы в сердце России новый Успенский собор, во всем подобный древнему, но вдвое выше его и обширнее...

Среди такого многолюдного и сильного церковного соединения старообрядчества восстанут люди, сильные духом и разумом, которые сумеют заставить себя слушать и всех ослабевших в благочестии и откроют последним их неразумие — которые обличат тщетное легкомыслие и пустоту современного французского модничества, сорвут личину учености с превозносящейся лживой гордыни века сего и пояснят мiру, что глубина и благородство разума не у безбожников и не у западных еретиков, а в нашем святом Православии, и что путь достижения евангельской святости должен проходить по следованию уставам церковным, исполненному смиренномудрия и послушания...»


5. СЛОВО ПРАВДЫ К УКРЫВАТЕЛЯМ ПРАВДЫ (2)

В ответ на послание владыки Антония, произведшее боль­шое впечатление в старообрядческих кругах, один из видных Московских старообрядцев-раскольников А. И. Морозов напечатал в «Санкт-Петербургских Ведомостях» открытое письмо Владыке, в ответ на которое владыка Антоний опуб­ликовал в «Церковных Ведомостях» статью под приведенным названием.

В своей статье Владыка обращает свой ответ не к Морозо­ву, а к действительным авторам статьи, так как он считает, что Морозов только подписал ее, а написана она другими лицами. Владыка указывает, что в «Открытом письме» приводятся те самые ложные доводы против истины, которые документально опроверг покойный протоиерей Ксенофонт Крючков в беседах в 1908 году в Санкт-Петербурге.

Владыка указывает на начавшееся разложение старообрядчества, которое выражается в том, что его защитниками являются нанятые неискренние люди, и самые старообрядцы начинают якшаться с католиками, перенимая от них ложные и скверные догматы о непорочном зачатии и глу­пые выдумки о цезарепапизме.

«Не наша Церковь в параличе. Не совсем правильно поставлено у нас центральное управление Церкви, но управление не есть Церковь, жизнь церковная ведется у нас по канонам: иерархия у нас безпрерывная, жизнь наряду с грехами одних дает высокие образцы святости других. Угодники Божии новоявленные воссиявают вновь и вновь, и кроме новопрославленных в настоящее царствование святых Феодосия, Серафима и Иоасафа невозможно противиться прославлению еще и святителей Тамбовского Питирима и Иркутского Софрония: так разительно свидетельствует Господь об их святости новыми чудесами и знамениями!»

Указывая далее на то, что еретики и раскольники не принадлежат к Церкви, владыка Антоний поясняет, почему Церковь установила разные способы принятия в Церковь тех и других.

«По существу дела, как объяснено в 1-м правиле Василия Великого, всех обращающихся еретиков и раскольников следует крестить, мvропомазывать, а достойных посвящать в три степени священства, но все это заменяется покаянием, если так полезно для обращения многих. Иначе говоря, когда ересь угрожает Церкви и обольщает ее чад, то последователей сей ереси принимают первым чином, дабы отвратить от нее верных (или вторым), а если, напротив, сама начинает таять и поддается влиянию истины, то ее последователей принимают вторым и третьим чином. Все это совершенно ясно из 2-го правила св. Василия Великого. То ясно и из многих других канонических правил». (Владыка ссылается на эти правила...)

«Не ясно ли отсюда, что безблагодатные еретики и раскольники все виды благодати принимают только от Церкви, то есть и крещение, и мvропомазание, и хиротонию получают только в ней, каким бы чином они ни принимались?...

Вас удивляет, как можно преподать хиротонию еретическому клирику в таинстве покаяния, и вы, то есть адвокаты ваши, укоряют меня незнанием литургики: пусть они укажут, когда и кто рукополагал св. апостолов во диаконов, во иереев и в епископов, а если ваши начетчики думают поставить православных в тупик вопросом: почему вы не принимаете без новой хиротонии муллы или раввина, а достойного из крещеных иудейских или магометанских духовных лиц непременно будете ставить во все степени? — то напрасно уповаете, что вопрос этот может поставить нас в затруднение. Мы привели вам слова св. Василия Великого в каноническом правиле первом о том, что внешнее действие крещения еретиков отменяется ради спасения многих; того же ради иногда не повторяют над "мнимым клириком" (Лаод. 8) внешнее рукоположение, то есть для того, чтобы облегчить их обращение к Церкви: какому же иудею или магомета­нину или еретику, не бывшему даже "мнимым" клириком, может облегчить обращение к Церкви принятие его прямо иереем или диаконом? Конечно, такой чести желают для себя только те обращаемые еретики или раскольники, которые имели видимость преемственного рукоположения, то есть мнимый сан. Наверное, вы не ставили бы таких неразумных вопросов, если бы к делу веры относились с благоговением, а не с озорством».

«Нужно вам искренне отказаться от своих заблуждений, навеянных вам не от предков, а от латинян с их волшебным понятием о таинствах, и возвратиться к учению древней Церкви гласящему, что "нигде тайн нет, кроме единой Церкви" (Карф. 68). Старообрядцы, кто верует Христу и спасительному причащению, тот послушал бы нашего искреннего голоса, но их сбивают у вас люди, которые так же мало сродны по духу старообрядчеству, как мало сродны Православию левые газетчики, русские нигилисты, толстовцы или баптисты...

Вам же, верующим в Бога старообрядцам, ясно определился теперь выбор между единоверием, которое с великой любовью охраняется иерархами Церкви, и между нигилистами, толстовцами и социалистами, которые берут верх в вашей жизни и являются авангардом ваших рядов. Евреи, отвергшие Христа ради своих суббот, и храма, и свободного царства Иерусалимского, остались без храма, и без Иеруса­лима, и без жертв, без священников: они ошибочно дорожили старым заветом, мня себя ревнителями веры, а явились разрушителями всех вер по всей земле и безбожниками. Смотрите, чтобы не случилось с вами того же, если вы будете упорствовать в отвержении истинной Церкви и истинного приобщения Господу Иисусу Христу, Которому слава во веки. Аминь».

Мероприятия, предпринятые в России главным образом под руководством владыки Антония по возвращению в Православную Церковь старообрядцев, и в то же время по возрождению через их ревность о благочестии Древнего благочестия в русском народе и обществе, дали свои благоприятные результаты в том отношении, что число обращений старообрядцев из раскола к Церкви стало значительно превышать число отпадений от веры, в то время как эти отпадения из Православия в католичество и в различные секты значительно возрастали.

По статистике Св. Синода, в 1909 году в России было 1 900 500 старообрядцев, из них в Волынской губернии 528. За этот год присоединились к Православию из старообрядчества 5.243 человека, а уклонилось в старообрядчество 1.946 человек(3).


6. БРАТСКОЕ РЕАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ ЕДИНОВЕРЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ (4)

В числе интересных мероприятий по укреплению едино­верия, предпринятых при участии владыки Антония, необ­ходимо отметить учреждение реального училища при Ни­кольской единоверческой церкви в Петербурге. Закладка училища состоялась 30 июля 1911 года при участии архи­епископа Антония.

Из собрания, состоявшегося по этому поводу, владыкой Антонием была послана Государю Императору телеграмма следующего содержания:

«Всемилостивейший Государь, Самодержец Всероссийский! Сегодня Твоему Царственному Наследнику, Цесаревичу и Великому князю Алексею Николаевичу исполнилось семь лет; В память этого радостного события Единоверческое Братство города Санкт-Петербурга заложило новое здание под свое церковное реальное училище, положив в это дело свои посильные лепты. Единоверцы и мы, присутствующие на торжестве закладки здания первого в России среднего учебного заведения, содержащегося на средства Церкви и Братства, уповаем, что училище в новом помещении явится прочным залогом одушевляющих всех нас верноподданнических к Тебе чувств».


Из книги "Митрополит Антоний (Храповицкий) и его время 1863 — 1936. Издание Братства во имя святого князя Александра Невского. Нижний Новгород, 2004. С. 330 — 351

Примечания:
(1) Владыка Антоний впоследствии вспоминал, что на этом Съезде его особенное внимание привлек молодой московский викарий епи­скоп Анастасий Серпуховский своим аскетическим обликом, благо­честием и строгостью жизни. В 1895 году Владыка Антоний поки­нул его как своего студента в Москве при своем переводе в Казань.
(2)  «Церковные Ведомости», 1912. .V 28. С. 1143.
(3)  “Церковные Ведомости”, 1911, Х. 34. С. 1452
(4)  “Церковные Ведомости”, 1911. А. 33. С. 1426.

Источник: http://churchdialog.org/