Архиепископ Никифор Феотокис
10.01.2010 15:50


Архиепископ Никифор стал одним из первых иерархов, предпринявших попытку воссоединить их с Церковью, воплотив в жизнь идею единоверия еще до появления этого термина.
Старообрядцы-поповцы селения Знаменка Елисаветградского уезда, вышедшие из Молдавии, еще ранее обращались к преосвященному Евгению Вульгарису с просьбой дозволить им "построить церковь, иметь священника из совей среды и употреблять старинные книги", но тогда дело это не имело движения. Те же староверы снова обратились к преемнику Евгения Никифору Феотокису. 14 февраля 1780 года они подали ему прошение с прежней просьбой, которую сопроводили и письменным исповеданием своей веры, в котором, как свидетельствовал сам архиепископом Никифор, "от всего сердца и всей души отрицаются всех раскольничьих толков и признают Церковь Греческую истинною, вселенскою, кафолическою и апостольскую, все ее догматы, Таинства и обряды - согласными со Словом Божьим, преданиями свою апостолов и семи Вселенских соборов, а находящихся вне Греко-Русской Церкви - заблуждающимися". Под прошением подписалось 116 человек. Успев заручиться благорасположением генерал-губернатора Новороссии князя Г.А.Потемкина, податели вручили преосвященному также рекомендательное письмо от него, которое означало не что иное, как поддержку и ходатайство.
Для увещания староверов Феотоксис составил "Окружное послание всем именующим себя староверами, в Славенской и Херсонской епархии обитающим". Оно было разослано по местам их жительства и, как замечает А.Стурдца, оказало на раскольников действие "торжественное" - "как свидетельство греческого епископа, чуждого их семейственной распре и пленившего их почтение светом кроткого благочестия".
Архипастырь лично посещал их селения, а также посылал для бесед с ними "почтенного и ученого" елисаветградского священника Димитрия Смолодовича, который впоследствии совершил над ними чин присоединения к Церкви. По свидетельству одного старообрядца - очевидца описываемых им событий, преосвященный Никифор увещевал их присоединиться к Православной Церкви, обнадеживая, что "он дозволит из: часовни церковь освятить и кого пожелает из своих поставить им священника, по старопечатным книгам служить дозволит и всякие христианские потребы отправлять тому священнику дозволит по старообрядчеству" (из частного письма). Их увещевал от его имени и священник Димитрий но его речи не произвели действия на староверов. "Сего же дня 1780 года, - продолжает упомянутый старообрядец, - архиепископ Никифор сам приехал в слободу Знаменку и похитил тамошних многих жителей, ибо они от него приняли священника, и освятил им церковь". Освящение вновь построенного храма состоялось 18 июня 1780 года; святитель совершил в нем литургию при пении двух хоров - архиерейского и составленного из присоединившихся к Православию старообрядцев.
Имея в руках доказательство искренности старообрядцев и рекомендацию князя Потемкина, преосвященный Никифор удовлетворил их просьбу без предварительных переговоров с Синодом, основываясь на церковных правилах о снисхождении к обрядовым особенностям при единстве веры и догматов. При этом он имел в виду и изданное Святейшим Синодом в 1765 году "Увещание в утверждение истины" архиепископа Платона (Левшина, в то время еще иеромонаха), в котором утверждалось, что употребление как старых, так и новых книг и обрядов является православным и допустимым. Охваченный чувством благодарности к Богу о присоединении к Церкви ее заблудших овец, 3 августа 1780 года Феотокис пишет восторженное письмо к Новгородскому архиепископу Гаврилу, первенствующему члену Св.Синода, в котором уведомляет его о происшедших событиях. К письму были приложены и официальные донесения в Синод. Однако в Синоде, вопреки ожиданию Феотокиса, его действия не вызвали восторга - хотя его "Окружное послание" было им воспринято благосклонно. Никифор долго не получал никакого ответа, и лишь 11 октября 1781 года архиепископ Гавриил написал ему письмо, в котором указывал на недопустимость такого снисхождения к "раскольникам". При этом он ссылался, в частности, на постановления Большого Московского собора 1667 года, который с клятвой запрещал употребление старых книг и обычаев. "Желал бы я, - писал Гавриил, - чтобы ты посмотрел Деяния собора, который учредили в Москве греческие патриархи, правила, данные Синоду Петром Великим, и присягу, которую дают поставляемые во епископы, - увидишь, что они запрещают делать раскольникам такого рода снисхождение, которое ты сделал". Глубоко огорченный, Феотокис готов был подчиниться мнению церковного правительственного органа. Тем не менее, считая не лишним обосновать свой собственный взгляд, он отправляет митрополиту Гавриилу и в Синод послание с подробным изложением оснований и причин, по которым он пошел на такое "снисхождение" ("Краткое повествование о обращении раскольников селения Знаменки:"). В нем архиепископ Никифор дает богословское обоснование своих действий, приводит многочисленные убедительные примеры из древней и новейшей церковной истории, совершает экскурсы в историю богослужебного устава , текстологию Священного Писания, ссылается на церковные правила и мнения святых отцов, во всем показывая незаурядную эрудицию и глубокие познания. Доводы его были столь вескими, что его "снисхождение", встреченное сперва с неудовольствием, тем не менее не было отменено - правда, в надежде на то, что в скором времени староверы будут приведены к полному единству.
Так инициатива Феотоксиса стала для Св.Синода как бы катализатором в обсуждении вопроса об "условном единении", названном впоследствии "единоверием", которое вынашивалось еще с середины 60-х годов XVIII века. Решительные действия Славянского архиепископа сделали таковое реальностью и способствовали его окончательному признанию и узаконению.
28 ноября 1786 года императрица подписала указ Синоду о перемещении некоторых епископов. Этим указом архиепископ Никифор назначался на Астраханскую кафедру.
На свою новую кафедру, расположенную в Астраханском Спасо-Преображенском монастыре, архиепископ Никифор прибыл 5 мая 1787 года.
Одной из первых и главных его забот на новом поприще, как и на прежнем, стала организация семинарии. Астраханская семинария, учрежденная еще в 1776 году, была торжественно открыта 6 января 1778 года, однако предшественнику Никифора архиепископу Антонию удалось наладить лишь первоначальную школу. Архипастырь принимал участие в устроении и других как церковных, так и светских школ Астраханской епархии, в частности, Главного народного училища в Астрахани, открытого в сентябре 1788 года. К 1791 году в епархии было 19 частных русских школ, которые существовали при поддержке местных общин. В состав Астраханской епархии входили области, занятые иргизскими старообрядческими монастырями (на реке Иргиз в Саратовской области). Узнав об этом, он разослал Окружное послание, в котором призывал заблудших сынов возвратиться в лоно Церкви. В июле 1790 года, когда Феотокис, совершая пастырский объезд епархии, находился в Саратове, к нему от имени иргизских старообрядцев-поповцев обратились строитель Успенского скита на Иргизе Сергий и уставщик Прохор с просьбой ответить на некоторые вопросы о предметах разномыслия староверов с Православной Церковью. "Видя мы Вашу такую к нам убогим архипастырскую благосклонность, - писали они, предваряя свои вопросы, - и велеотеческую милость, осмеливаемся припасть к стопам Вашего Высокопреосвященства и просить на наше следующее Вам преставление архипастырского Вашего законноправильного от святых отец писания, рассуждения и решительности". Вскоре они получили "Ответы" Феотокиса. Разрешая недоумения и отвечая на возражения иргизских староверов, архипастырь опирался на Священное Писание и церковные правила. Мягкий, проникнутый любовью тон его увещаний мог произвести на них сильное впечатление. "Очи мои изливают воду, - заканчивает преосвященный свои "Ответы" скорбными словами пророка, - яко удалися от мене утешаяй м, возвращай души ваши; погибоша сынове мои, яко возможе враг (Плач 1, 16-17). Но вы предлагаете вопросы, просите решения и к Церкви обратитися обещаваетесь <...> Я искреннею совестию свидетельствуюсь пред вами, да и сами вышеописанные решения доказывают, что вопросы ваши старался я решить не мирскими, но церковными доводами, законами Божиими, правилами святых отец и определениями, от Священного Писания взятыми, имея всегда пред очами своими искренность и истину Божию". Иргизский строитель, искренне желающий познать истину и еще прежде думавший о благословенном священстве, нашел в Никифоре мудрого, исполненного христианской любви пастыря, который сумел уверить его в правоте Православной Церкви и неправде раскола. Сергий разослал "Ответы" Никифора по всем иргизским монастырям и в общества своих единоверцев, находящихся в Москве и Санкт-Петербурге, где они весьма способствовали принятию раскольниками единоверия. Однако иргизские поповцы остались при своем мнении и оказали столь сильное противление Сергию, что тот вынужден был удалиться из Иргизских монастырей. Впоследствиии он написал свое знаменитое "Зеркало для старообрядцев" - "единственно в их (старообрядцев) пользу: да узрят тот истинный свет, который меня осиял, и да обратятся на путь правды".

 

Окружное послание старообрядцам

Всем именующим себя староверами, в Словенской и Херсонской епархии обитающим, благодати небесной и просвещения к познанию истины от Господа и Спаса нашего желаем.
Рассматривая овец милосердием Божиим вверенного мне стада и по должности моей рассуждая о спасении их, вижу, что и ины овцы имам, яже не суть от двора сего, и яко и тыя ми подобает привести; и глас мой услышат, и будет, по словеси Христову, едино стадо, и един пастырь (Ин. 10,16). А что вы, именующие себя староверами, те овцы есть, которые от сего двора отлучились, известно есть и нет никакого сомнения. Но каким образом вас привести? Как в стадо паки обратить? Как склонить возмогу к тому, дабы вы мой глас услышали и более многих стад не составляли, но было бы едино истинное стадо, пасущееся на Божественной и православной пажити, пресыщающееся небесною пищею и пиющее чистое питие благочестия?
Никтоже не может приити ко Мне, рече Гос подь, аще не отец пославый Мя привлечет его (Ин. 6, 44). Убо и вы не можете приити к свету Православия, аще благодать Божия вас не привлечет. Сего ради преклоняю колена моя ко Отцу Господа нашего Иисуса Христа (Еф. 3,14), с сокрушением сердца и многими слезами моля Его милосердие, дабы послал вам благодать Свою просвещающую и Духа привлекающего, чтобы вы мой пастырский глас и отеческое увещание услышали.
Я вижу в вас то, что апостол Павел о евреях сказал: свидетельствую бо им, яко ревность Божию имут, но не по разуму (Рим. 10, 2). Евреи по ревности отвергли веру в Господа нашего Иисуса Христа, да и сам апостол Павел по ревности гнал верующих во Христа (Гал. 1, 13-14); вы [же] по ревности удаляетесь Православной Христовой Церкви и православных христиан чуждаетесь. Они, мняще веру во Христа противну быти закону Моисееву, соблазнялись; вы, думая, что Церковь Российская переменила апостольские и отеческие предания, смущены и расточены стали. Но как ревность у евреев была не по разуму, так и ваша ревность истинного знания непричастна.
Я рода греческого, в Греции рожден, воспитан и священства удостоен; святейших патриархов, как то Константинопольского и Иерусалимского, и разных из первейших греческих архиереев видел и чрез многое время имел с ними обращение; с преосвященными Иверскими, с многими христианами аравлянами, далматами и булгарами о их церковном чине речь имел; с начальными иноками горы Афонской и горы Синайской, кои с великим тщанием и самые церковные обряды наблюдают, многажды разговаривал; в Валахии и Молдавии пребывая, многие книги древле читал. И сего ради свидетельствую вам пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, что ни в догматах, ни в Таинствах, ни в священных обрядах, ни в Божественном служении, ни в церковных канонах, ни в отеческих преданиях, ни в книгах церковных, ниже в учении нравственном есть какое-либо церковное различие между всеми вышеупомянутыми и россиянами, но совершенное и исправное согласие даже до иоты и точки. А все суть едино духовное тело: един Господь, едина вера, едино крещение [Еф. 4,5]. Все между ними согласное и сходное, без всякой разности, так что даже удивлялся я многажды величеству промысла Божия, рассуждая, что хотя толикая разность языков, толикая отменность племен и народов православных, столь великое между ними расстояние, - однако все православные согласно и единодушно, одним и тем же образом Богу поклоняются и слово веры исповедуют. В токмо одни от всех православных разнитесь в заповедях церковных так, что даже и сами между собою имеете зело важные церковные разногласия.
Я, с немалым прилежанием исследовав, кто был первый сеятель сего раздора, кто первый отлучил вас и отторгнул от святейшей нашей общей Матери Апостольской и Православной Церкви, сыскал в соборе Киевском, что он был некто Мартин, образом монах, а родом и ересью армянин, который многие места прошел, в том числе и Рим, где, по-видимому, вкусил нечистоты и папских заблуждений. Наконец, около лета Господня 1150-го в Россию пришел и объявил себя греком православным, а притом Константинопольскому патриарху сродником. Он не токмо по разным местам насеял свои еретические догматы, но издал и книгу, которую наименовал "Истина", содержащую в себе разные ереси и суеверия, например: что едино есть во Христе естество; что тело Его с небес снизошло; что тремя перстами, то есть двумя последними и первым, креститься надлежит; дважды после псалмов должно петь "Аллилуия"; ходить надлежит посолонь в процессиях; что не должно знаменовать просфоры знамением креста; не должно почитать четвероконечного креста - и иные двадесять ересей. Но когда позван был от православных архиереев, собравшихся в Киеве, и допрошен, то все свои написанные ереси изъяснил и притом признался, что он не грек, ни православный, ни патриарший сродник, но родом и ересью армянин, и с клятвою обещал всего отрещися, кроме Армянской ереси, в которой он рожден, и воспитан был. Того ради помянутые архиереи отправили его в Константинополь, к патриарху Константинопольскому Луке Хризовергу, во времена которого, то есть в 1166 году, по повелению императора Мануила Комнина собравшийся собор судил за достойно оного Мартина огню предати. О сем синоде пишет Иоанн Киннам в 6-1 книге Истории и Никита Хониат в 7-й книге Истории императора Мануила Комнина, а рукописные деяния оного собора даже до сих пор находятся в Риме в Ватиканской библиотеке, почерком преизрядным начертанные и собственноручным подписанием епископов утвержденные, как свидетельствует очевидный свидетель Аллатий в своей книге, нарицаемой "Беспрерывное Восточной и Западной Церкви согласие".
После сего льстеца были еще в Сибири в 1660 году ваши главные три учителя раскольнические, их же имена: Иосиф Астомен, армянин же, и аков Лепихин и лжемонах Авраам Венгерский, родом жидовин, из коих первый и последний между прочими нелепостями противу естества и разума учили страшный и Богу прегнусный грех делать, то есть учили ужасному и богоненавистному самого себя сожиганию.
Из сего следует, что вы, будучи таких учителей учениками, не можете быть единодушны и согласны в вашем благочестии и обрядах, но противны и разногласны, подобно как строители столпа Вавилонского, составляющие разные толки. Напротив того, православные христиане по Спасителе нашем и апостолах имеют у себя наставников и учителей, мужей апостольских, ученейших и святейших, каковы суть: великий Афанасий, небоявленный Василий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и прочие, - учением и святостью сим подобные и от вас самих почитаемые, и суть все между собою согласны и единодушны, едино и тожде о благочестии помышляя и церковного раздора никакого не имея.
Между тем и то рассуждаю, что в самом начале первого Спасительного века православные христиане всегда имели училища, учителей, наставников и толкователей Писания и других мужей ученых, что особливо явствует из школы Катехической Александрийской, в которой процветали мужи преславные, как то: апостольский (муж) Пантен, Климент Александрийски и прочие. Ибо знали христиане, коль велика состоит нужна в науке, чтобы проповедовать веру, побеждать язычников и нечестивых, сопротивляться обаяющим еретическим доводам, ведая, что и Сам Господь Бог наш проповедников Своей святейшей христианской веры в день Пятидесятницы, через излияние благодати Духа Святого, благоволил украсить и укрепить дарованием премудрости, и слыша божественного Павла, повелевающего сугубой чести сподоблять пресвитеров, паче же труждающихся в слове и учении (1 Тим. 5, 17), и говорящего, что Священное Писание может умудрить во спасение (1 Тим. 3, 15). Сего ради толикое было между христианами множество ученых мужей, что римский император Юлиан Отступник, будучи тронут завистью, запретил христианам не только иметь училища, но ниже приходить в оные. Почему святой Григорий Богослов, рассуждая о вреде, могущем оттуда Церкви последовать, в обличительной своей речи на сего царя лукавную оную пронырливость и хитрую вероломность сильно укорил.
Вы же не имеете ни училищ, ни книг, ни учителей, ни мужей ученых и искусных; следовательно, не ведаете свойственного толка Писаний, силы закона Божия, догматов и истинного богословия, правил Вселенских и Поместных Соборов, установлений святых отцов, толков разных еретиков, церковных историй и всего того, что просветить может человека к различению истинного благочестия от несправедливого иноверия. Напротив того, православные христиане во всех вышеописанных как с самого начала, так и ныне преизобилуют.
К сему прибавить можно и то, что вы не имеете ни церкви, разве какой неизвестной и потаенной; ни священника, кроме какого-либо вероломного отступника, который или по бесконечной своей злости, или отлученный за злодеяния, бежавши от Православной Церкви, сыскал у вас прибежище; ниже святого мира, разве частичку украденного, по большей части сомнительного и за великие деньги вами купленного; ниже архиерейского благословения, ни проповедования слова Божия; но всех сих духовных даров и благодати остаетесь лишены. И вы имеете глад не в хлебе, но в слове Божием, по словам пророка Амоса (8, 11). Православные же христиане не токмо бесчисленные , преукрашенные и великолепнейшие церкви имеют, но и все степени священства, весь монашеский чин, всех Таинств священнослужения, всякой благодати и Божественных даров преизобильное подаяние, Слово же Бодие беспрерывно у них чтется, и слышится, и проповедуется.
Отсюда явствует:
1. Что сатана, который под видом змия обманул праматерь нашу, тот самый ваших предков под видом ревности обольстил, притом с таким различием, что он праматери сказал: приступи и вкуси плода, и будеши бессмертною (Быт. 3, 3-5); а вашим предкам внушил, чтобы они, желая спастись, не приближались, но бегали бы Церкви Православной. Тот самый, который и во Ангела светла преображается (2 Кор. 11, 14), предков ваших от сообщения с православными под видом наблюдения "старой веры"отлучил, подобно как и евреев под видом почтения к закону Моисееву от веры в Господа нашего Иисуса Христа отчуждил.
2. Что, кроме самих дел вопиющих, имеете мое свидетельство, клятвою утвержденное, которое доказывает, что между Российскою и всех православных христиан Церковью нет никакого различия. Из сего сами вы признать можете, что ревность ваша не по разуму.
3. Что такие были учители и наставники вашей секты, которых одно воспоминание приводит в стыд и срам, потому что они были армяне, да евреи, кои, сыскавши простаков - предков ваших, обольстили оных и, от прямого пути отведши, в ров погибели привели, советуя им почитать добродетелями такие дела, какие прежде творили нечестивые язычники, сынов и дочерей своих для благоугождения богам своим сожигавшие.
4. Что истину веры евангельской и предания апостольские одна Православная Церковь проповедует и тщательно соблюдает. Ибо истина едина, а ложь многоразличная быть может. Мы видим, что все православные христиане во всей вселенной едино и тоже имеют благочестие и обычай и едино духовное тело, по молению Господа нашего Иисуса Христа: да будут едино, якоже Мы едино есма (Ин. 17,22). А у нас различные суть мнения, несогласия и толки и не только в учении нравственном, но и в самих действиях, к Таинствам относящихся.
5. Что не только не понимаете разума Священного Писания и всего, чему православные христиане веруют и что Церковь святая содержит, но и того не ведаете, чему сами веруете. Ибо кроме преданий и бабьих басней и неких невежд, целое христианское благочестие некиими ничтожными делами составлющих и ограничивающих, более у вас ничего не объясняется и не преподается. Когда все вы должны быть наученными, по евангельской заповеди (Ин. 6,45), то в самом деле нет между вами ни наученного, ни в церковном учении искусного.
6. Наконец, явствует (хотя сие не производит в вас никакого к печали и соболезнованию чувствования, однако во мне, получившем от Бога благоволение вас пасти и души ваши исправлять, рождает несказанную болезнь и сердечные воздыхания, принуждает проливать горькие слезы), что вы, будучи прежде братие наши и сочлены, ныне отторгнуты от нас и отделены. Прежде изобиловали Божественными дарованиями, а ныне удалены от всей Божественной благодати, алчущие слова Божия, жаждущие Таинств, лишенные священства, бедствующие в отпущении грехов и недостаток терпящие в благословении архиерейском. Прежде вы, будучи с нами согласны и братие наши, любовь и почтение от всех имели, а ныне почитаетесь как несогласные и отделенные, кк раскольники и отступники презираемы есте.
О вас то же самое можно сказать, что Господь о некотором книжнике сказал: не далече еси от Царствия Божия (Мк. 12,34). Ибо когда вы Таинства православных почитаете, к епископам и священникам православным честь имеете, то для чего и к Церкви, где Таинства совершаются, где также и епископы и священники посвящаемы бывают, присоединиться не желаете? Для чего учения пастырского бегаете? Для чего к отцам духовным истинной Православной Церкви приходить не хотите?
Едина есть святая, истинная и апостольская Церковь. Она начало свое имеет во святом Сионе. Первый ее основатель - Сын Божий, строители - божественные апостолы, украсители - святые отцы. Она есть истинная и едина невеста Иисуса Христа, чистая и непорочная, такова же и ныне, какова была в самом начале, ибо врата адова не одолеют ей (Мф. 16,18), по непременному Господа нашего изречению. В ней единой, как во святой и духовной сени, все древние правые верования и догматы и все предания апостольские неврежденны и непременны содержаться и сохраняются. В ней, единой Православной Церкви, есть источник спасения вечного и неиссыхающие потоки всех даров Духа Святаго.
Сего ради, чадца (глаголю бо вам словами божественного Павла), ими-же паки болезную, дондеже вообразится Христос в вас (Гал. 4,19), придите, отеческим и пастырским гласом вас призываю; придите, обратитеся ко Мне, глаголет Господь сил, и обращуся к вам, глаголет Господь сил (Зах. 1,3); приступите к Нему и просветитеся, и лица ваша не постыдятся (Пс. 33,6). Се, отверзаю вам врата церковные, уготовляю святилище, предлагаю Тайны, обещаю духовную благодать и пастырское благословение. Приидите, я имею отверстые обътия, да обниму вас с отеческим сердцем и веселии духа; ожидаю вас - не отлагайте времени обращения под различными видами, ниже начальникам вашим, буде они вас воспрепятствуют, повинуйтеся. Ибо они, о собственных прибытках, пользе и тщетной славе стараясь, не хотят попустить, чтобы вы к свету Православия приступили. Обратитеся без отлагательства к святой Матери нашей Церкви. А я, не косня, после вашего обращения, как сынов возлюбленных восприиму, как уды Христовы облобыжу, прочим православным братиям присоединю, священников вам определю, церкви иметь дозволю; а что еще более, все священники будут вам скоры, чтобы совершать священная, и все церкви вам отверсты, а, наконец, будете от всех православных христиан любимцы и почитаемы, от меня всегда защищаемы и одобряемы, от Бога милосердого возлюблены и его благодатию обогощаемы. Приидите убо, приступите - сей глас смиренного вашего пастыря и архиерея вы должны разуметь не так, как глас человеческий, но как глас всемогущего Бога, которым он вас зовет, как некогда с небес Павла - первее гонителя Церкви, а потом апостола языков - призвав. Сей глас, мною произнесенный, мою исполняет должность, а вами услышанный, дарует вечное спасение. Но как я, если бы такого гласа не произнес, должен бы был Богу Судии в страшный оный день, в который все будем судимы, дать ответ, так и вы должны будете за оное отвечать, когда явимся пред страшный Его Престол. Посему вы сие моего пастырского гласа отеческое призывание слушать должны, а не презирать. Ибо, если вы оное услышите, услышите Бога, по слову Единородного Его Сына: Слушаяй вас, Мене слушает, и отметаяйся вас, Мене отметается, отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя (Лк. 10, 16).