Единоверие
Автор: "Старообрядчество". М. 1996   
10.01.2010 15:41

 

Термин "единоверие" был введен, чтобы подчеркнуть несамостоятельность, несамодостаточность общества старообрядцев, примкнувших к господствующей церкви. Сами единоверцы не раз выражали свою неудовлетворенность тем званием, которое было им присвоено, ссылаясь на его неопределенность; дело дошло до того, что на Всероссийском съезде 1912 в Петербурге было принято решение о переименовании единоверцев в православных старообрядцев, но новообретенное имя не прижилось.

В XVIII веке старообрядцы испытывали значительные трудности как в духовной сфере, так и в отношениях с гражданской властью. В старообрядчестве не было единства - уже сложились основные согласия. Не было полного единства и внутри согласий, ибо не было объединяющей всех иерархии. Старообрядцы, как поповцы, так и в начале века беспоповцы, были озабочены отсутствием православных епископов и, как следствие, нехваткой священства, возможностью его полного уничтожения, знаменующего скончание века.

Эти и многие другие причины побудили некоторых старообрядцев искать возможность сохранять древнее православие на основании действующих гражданских законов. Этими настроениями воспользовались гражданские и духовные власти, стремящиеся если не обратить старообрядцев в никонианство, то хотя бы подчинить их своему влиянию.

Официальному учреждению единоверия предшествовали следующие события: в 1784 с соизволения имп. Екатерины II и по распоряжению "первенствующего члена Синода" митр. Гавриила старообрядцам, живущим в Белорусской, Малороссийской и Новороссийской губ., "даровались" священники с дозволением служить по старым обрядам. 26 авг. 1785 г. высочайшим повелением князю ПОТЕМКИНУ было предписано назначить старообрядцам для поселения места между Днепром и Перекопом с тем, чтобы они получали священников от архиерея таврического, но отправляли службу по старопечатным книгам.

В во втор. пол. XVIII века инок Никодим, озабоченный восстановлением в старообрядчестве трехчинной иерархии, подал соответствующее прошение в Синод.Оно было представленно ПОТЕМКИНУ, который подверг его критике, но заинтересовался им и решил соеденить проект Никодима со своими планами заселения Новороссии старообрядцами. Это многим дало повод несправедливо называть Никодима "отцом единоверия", хотя Никодим хотел иметь иерархию на законных основаниях и убедить новообрядческих архиреев в правильности старых обрядов, а не присоединяться к новообрядческой церкви.

19 июля 1796 члену Синода архиеп. казанскому Амвросию было повеленно "учинить решение" о даровании Верхней Успенской старообрядческой обители иеромонаха на основании указа 1794 по прошению строителя обители монаха Сергия. В 1797 нижегородский еп. Павел доложил Синоду о прошении старообрядцев Н. Новгорода и окрестностей (числом до 1000 чел.) о даровании им священника. На это прошение последовало "мнение" Синода о дозволении нижегородским старообрядцам иметь священников, служащих по старым обрядам, но рукоположенным от епархиального архирея. Это мнение было высочайше утверждено указом от 12 марта 1798 г., при этом иметь таковых священников дозволялось старообрядцам и других епархий.

Однако данные распоряжения не достигли цели.поставленной властями,и были использованны старообрядцами просто как разрешение иметь своих священников, чего они и добивались. В1799 г. прошение митр. Платону о дозволении иметь своих "законных" священников подали московские старообрядцы - прихожане Рогожского кладбища. Подавляющее большенство рогожцев строго осудило эту просьбу, и 21 чел. из 75 подписавших сняли свою подпись. В дальнейшем это прошение было использованно для законодательного оформления единоверия на основании приложенного проекта, который вместе с "мнением" митр. Платона составил "Правила единоверия" (высочайше утверждены 27 окт. 1800). По этим правилам единоверие существовало до 1881, когда в них по определению Синода были внесены незначительные изменения. Эти правила, т.н. "16 пунктов", постановляли следующее:

разрешение Синодом клятв, наложенных на приверженцев старых обрядов, переходящих в единоверие;
дозволение иметь священников, рукоположенных в господствующей церкви по дониконовским книгам (примечание митр. Платона: "Прежних их попов... к такой церкви не определять");
разрешение служить этим священникам по старым обрядам;
освящение церквей для старообрядцев архиереями господствующей церкви с положением в этих церквах антимисов, освященных до патр. Никона или освященных вновь по дораскольным книгам;
разрешения единоверческим священникам не участвовать в соборных молениях господствующей церкви, в крестных ходах и т.п. (примечание митр. Платона: "В церкви нашей православной доселе бывших никак до... присоединения (к единоверию) не допускать"; в 1881 этот пункт был изменен так: "...не менее пяти лет уклонившиеся от церкви могут быть присоединены к единоверию с особого для каждого из таковых лиц разрешения местного епископа");
подчинение единоверцев по духовным делам суду архиереям господствующей церкви;
снабжение священников миром, освященным в господствующей церкви;
разрешение единоверческим священникам не исповедоваться у новообрядческих;
благословие единоверцев новообрядческим архиереям по дониконовскому чину (примечание митр. Платона: "Сие предоставить благоразумию и совести каждого епископа, однако предохраняя других от соблазна");
оставление священнодействий, совершенных старообрядческими священниками в законной силе (при этом таинства, совершенные в грекороссийской церкви, также должны приниматься единоверцами без исправления);
разрешение единоверцу "без всякого затруднения" принимать таинства от священика господствующей церкви (при этом членам оной принимать таинства от единоверческого священника только "в крайней нужде, в смертном случае"; в 1881 было добавленно разъяснение: "... с тем однако, чтобы это не служило к перечислению православного в единоверие...");
позволение нести епитимию провинившимся священникам при единоверческих церквах;
наличие в единоверческих церквах "троечастных книг" для регистрации совершения таинств над единоверцами;
позволение венчать браки как в единоверческой, так и в грекороссийской церкви, если кто-то из молодых принадлежит к единоверию (в 1881 этот пункт был дополнен разрешением крестить рожденных в таком браке детей в единоверческой и грекороссийской церквах, по обоюдному согласию родителей);
указание единоверческим священникам молиться за царя с семейством и др. "по данной от Святейшего Синода форме";
запрещение упрекать единоверцев в содержании старых обрядов и новообрядцев в содержании новых
Таким образом, по этим правилам происходило фактически присоединение части старообрядцев к грекороссийской (никонианской) церкви, с которой их предки не захотели иметь общения, опасаясь за то отлучения от святой Церкви по 45 правилу святых апостол: "Молящися с еретики, до отлучится" и поступая согласно 9 и 10 правилам святых апостол Петра и Павла: "... да не внидет благочестивый в церковь нечестивых" и "Аще же нечестивии держат место, да бегаеши от него, понеже осквернено бысть от них: якоже бо преподобнии святители освещают, тако нечестивии оскверняют". Предков единоверцев не пугали разглагольствования на тему "без епископа нет Церкви", ибо они руководствовались 15 правилом Превовторого собора: "... аще же неции отступят от некоего епископа, не греховнаго ради извета но за ересь его, от собора, или святых отец не ведому сущу, таковии чести и приятия достойни суть, яко правовернии". Иными словами, единоверие оказалось ловушкой для тех, кто "страха ради июдейска", прельстившись безопасным сохранением старой обрядности, утратчивал принадлежность к святой Церкви.

Присоединение к единоверию проходило не так успешно, как этого хотелось бы властям: подавляющее большинство старообрядцев не подчинилось господствующей церкви. Тогда были задействованы методы неявного принуждения: 17 февр. 1812 правительство Николая I гонения на старообрядцев усилились. Чтобы принудить старообрядцев, испытывающих нужду в священстве, совращаться в единоверие, 10 мая 1827 г. было запрещено священникам совершать переезды из одного уезда в другой. В том же году старообрядцам было запрещено принимать от господствующей церкви новых сященников. В 1836 это указание было особенно подтвержено относительно иргизских старообрядческих монастырей. Затем последовали указы, ущемляющие религиозные права старообрядцев всех согласий. В последующие годы гонения усилились: старообрядческие храмы стали отбирать и передавать единоверцам, усилились и репрессии против старообрядческого духовенства и видных мирян. "Обращение в единоверие" стало излюбленным способом борьбы властей со старообрядческими центрами. Но не все официально считавшиеся единоверцами порывали с Церковью. Были примеры, что священник, поставленный к "единоверцам", подвергался "исправе", т. е. присоединялся к Церкви.

"Обрашение" старообрядцев шло вяло, в то время как наиболее последовательной части старообрядчества с Божией помощью удалось восстановить полноту трехчинной иерархии (см. белокриницкая иерархия), и оно больше не имело зависимости от бегствующего священства. Тогда тактика была изменена. В 1850- х гг. последовали правительственные распоряжения, имевшие целью склонить к единоверию старообрядческое купечество, т. е. нанести удар по наиболее состоятельной части старообрядчества и лишить его своих благодетелей. Так, было объявлено, что с 1 янв. 1855 г. старообрядцы лишаются права записи в купечество. Это распоряжение произвело громадный переполох среди старообрядцев торгово- промышленного класса и содействовало очищению старообрядчества от более слабых его элементов. Самое большое количество обращений в единоверие последовало 30 и 31 дек. 1854 г., т. е. в последние числа, назначенные для объявления купеческих капиталов. Лишение права внесения купеческого капитала неминуемо вело к лишению важных сословных привилегий и к выполнению рекрутчины с ее 25-летним сроком службы. Подобные правительственые распоряжения были лишь частью единого плана насильственного обращения старообрядчества в единоверие: к этому же времени (1854) относится отобрание у старообрядцев и передача единоверцам Никольского храма на Рогожском кладбище, а также запечатывание алтарей остальных храмов кладбища в 1856 В 1854 на Преображенском кладбище также была освящена единоверческая церковь, а в 1866 создан Никольский единоверческий монастырь. Действия правительства были успешными: годсподствующая церковь приообрела значительное число единоверцев. Однако в массе единоверцы тяготели к основному старообрядчеству. Эти настроения в 1864 вызвали создание в единоверческой среде проекта, по которому правила 1800 уничтожились, уничтожалось и само название единоверия, а единоверцы поповцы образовывали единое старообрядчество с независимой от Синода иерархией. Попытки реализовать этот проект успеха не имели, хотя, опасаясь симпатий единоверцев к белокриницкой иерархии, московский митр. Филарет (ДРОЗДОВ) предлагал дать единоверцам викарного епископа богородского (г. Богородск, он же Ногинск Моск. обл., значительной степени был заселен старообрядцами). Из 22 греко-российских архиереев только 10 высказались за дарование единоверцам особой иерарархии, и Синод такого решения не принял.

Тем временем развитие исторической науки представило важные доказательства правоты старообрядцев относительно древности и православности дониконовских обрядов, содержащихся в русской Церкви. В 1886 Синод издал "Изъяснение о содержащихся в полемических против раскола сочинениях прежнего времени порицаниях на именуемые старые обряды". В 1906-1907 IV миссионерский съезд в Киеве и 6-й отдел предсоборного присутствия признали равночестность старого и нового обрядов и ходатайствовали о снятии ограничений 5 и 11 пунктов "Правил единоверия".

Единоверцы неоднократно возобновляли попытки заиметь собственных епископов и, следовательно, получить большую независимость от господствующей церкви. В начале века за это активно выступал известный деятель единоверия священник С.И.ШЛЕЕВ (впоследствии еп. Симон). Вопрос этот поднимался и на единоверческом Всероссийском съезде в Петербурге, в 1912. Однако положительно этот вопрос был решен только на поместном соборе РПЦ 1917-1918, когда были введены должности викарных единоверческих епископов в большинстве епархий (ок. 30 архиереев). Согласно решениям этого же собора приходская община сама могла решить вопрос о своем присоединении к единоверию, если четыре пятых членов общины выразят желание принять старый обряд...

После объявления веротерпимости в 1905 утратил значение и первоначальный замысел единоверия как ловушки для старообрядцев; оно лишилось преимущественного положения, а его приходы стали быстро распадаться. Одни прихожане вернулись в старообрядчество, другие перешли к новообрядцам.

В 1921 один из посетителей главного Троицкого храма московских единоверцев у Салтыкова моста писал: "Думал там древлеправославное торжество, уставная служба, крюковое пение, собрание богомольцев старообрядческой складки: бородатых, истовых, с четками, в длинных камлотовых поддевках, как это я видел каких-нибудь семь-восемь лет тому назад. Но увы! Все это отошло в область предания. Священник и диакон творили свое дело как в наших епархиальных церквах... Пели хоть немудреное, но нотное, ничего общего с демственным пением не имеющее. Что это? Влияние времени, распущенность причта, политика высшей церковной власти, самодурство членов приходского совета или самоотречение единоверцев от своих старых заветов? Вероятно, последнее, и это не к чести их... Впрочем, дело-то в стариках, а их-то уж что-то не видно: или повымерли или разбежались, а их сынки и внуки, которых я видел там, такие же советские чиновники или сухаревцы, которые заходят в наши церкви, и больше в такие, где "фейерверки пускают"... Я ушел оттуда перед шестопсалмием и поспешил в настоящую старообрядческую церковь (Успения в Гавриковом переулке), ... там все как встарь. И священнослужители, и канонархи, и певцы, и молящиеся (хотя "защитного цвета", бритых лиц, стриженных усов и коротеньких юбочек больше, чем старостильных). Пение крюковое, стройное, умелое и прочувственное. Этих, должно быть, не скоро выбьешь из колеи: они покрепче духом и телом, чем "никониане" и их (по-новому) приспешники-единоверцы. Хвалю и благодарю их за такую надежную охрану памятников старины (Н.П.ОКУНЕВ. Дневник москвича. Париж, 1990)"

Оба единоверческих монастыря в Москве - мужской Никольский и девичий Всехсвятский, распадаются к 1922. Троицкий и Введенский храмы у Салтыкова моста были закрыты в 1931. Последним храмом московских единоверцев до 1960-х гг. была Никольская церковь на Рогожском кладбище, после чего единоверческие службы шли лишь в южном (во имя иконы Божией Матери Троеручицы) приделе этого храма. Они проходили все менее регулярно и полностью прекратились в 1988, когда единоверческий приход Рогожского кладбища был аттестован Советом по делам религий при Совмине СССР как "бесперспективный". С этого времени богослужение в храме переведено на "новый обряд", чему подчинились и немногие оставшиеся в приходе единоверцы. Большинство же единоверцев стало ездить на моление в Михайловскую слободу, а наиболее консервативная часть прихода перешла в общину нынешнего Антипьевского храма в Знаменском пер.

В 1927 распадается община единоверческого храма на Волковом кладбище в Ленинграде, главный же храм во имя святителя Николы петроградских единоверцев в этом же году перешел под "иосифлянскую юрисдикцию" и в 1932 был закрыт. Старостой этого храма, вплоть до закрытия, оставался физиолог, академик А.А.УХТОМСКИЙ, брат еп. Андрея уфимского.

Дольше всех продержались единоверческие общины в провинции. Паства еп. Симона сохранялась еще в 1980-х годах и была замкнутой от внешнего мира общиной фундаменталистской ориентации (по свидетельству исследователей, "с ними трудней контактировать, чем с филипповцами").

В 1920-х годах единоверческий епископат по своей воле перестает именоваться викарным, однако, самостоятельной легальной иерархии он не образовал и был большей частью уничтожен. Известны случаи перехода таких архиереев в старообрядчество - например, в 1929 еп. Стефан (Расторгуев) перешел в Древлеправославную церковь. Со временем большинство единоверческих приходов приобрело смешанный характер, в них все заметнее начинали доминировать новообрядцы. В Вязниках (Владимирская обл.) в 1940-х годах в одном храме существовало два состава клира, служивших по очереди - единоверческий и старообрядческий. Первый из них окончательно исчез в 1970-х годах вследствие естественной убыли.

Современное единоверческое движение в РПЦ, начавшее развиваться со второй половины 1980-х, практически не имеет прямой преемственности от прежнего единоверия и противоположно ему по функциональой сущности, представляя своего рода "внутреннюю эмиграцию" в РПЦ из числа неприемлющих обрядовых нововведений патриаршей церкви - как времен Никона, так и последних десятилетий. Подобные общины возникают по инициативе снизу и практикуют дониконовский богослужебный чин (последнее лишь иногда оговаривается в приходских уставах). Организационные структуры выше приходского уровня отсутствуют. Настоятели единоверческих приходов большей частью подчинены тем же благочинным и епархиальным архиереям, что и прочие священнослужители РПЦ (по административно-территориальному признаку). В 1992-1994 номинально существовало "Единоверческое братство епископа Симона (ШЛЕЕВА)", распавшееся после присоединения его председателя Георгия САВЕЛЬЕВА к Русской Православной Старообрядческой Церкви. В московской епархии РПЦ существует должность благочинного единоверческих храмов епархии, занимаемая иеромонахом Иринархом (ДЕНИСОВЫМ), настоятелем единоверческого храма в Михайловской слободе Раменского р-на (еще такие храмы действуют в с. Осташево Воскресенского р-на и в Куровской). Фактически все контакты между единоверческими общинами России осуществляются на личном уровне через настоятелей и активных прихожан. Более развито единоверческое движение в Латгалии. Никакой особой процедуры образования единоверческих приходов не существует, а возможность их создания зависит от степени благосклонности местных епархиальных властей. Известны случаи стихийного перехода на дониконовский чин (например, в с. Селитьба Сосновского р-на Нижегородской обл.).

Само слово "единоверие", ввиду традиционно-скептической реакции на него старообрядческого населения, может и не употребляться в единоверческих приходах, скрывающих свою сущность под именем "старообрядческих", "древлеправославных" и т. п., как например, в Куровской (Московская обл.), М.Мурашкино (Нижегородская обл.) и т. д. В силу достаточно неоднозначного отношения руководства РПЦ к единоверческому движению, такие приходы избегают давать точные оценки своей численности, невозможные без четкого разграничения между единоверцами и новообрядцами. Крупнейшая в России община в М.Мурашкино насчитывает свыше 1000 прихожан, в Михайловской слободе - ок. 200 чел., московские приходы храмов святителя Николы "на студенцах" и святого Антипия в М.Знаменском пер. (существовал до февр. 1996) - по 20-30 чел. каждый. Единоверческая община С.-Петербурга, которой в 1990 возвращена правая часовня бывшего Никольского единоверческого храма (ул. Марата, 24а), насчитывает ок. 150 прихожан. Отколовшаяся от нее группа фундаменталистской ориентации, известна своими листовками с поминанием "святаго царя-мученика Николы с Августейшей семьей и всех Новомученик Российских от жидов за веру, царя и отечество убиенных" и т. п., храма не имеет. Новые по происхождению единоверческие общины действуют также во Пскове и в п. Павлово-на-Неве Ленинградской обл. Пополнение таких общин происходит за счет традиционалистски ориентированных членов РПЦ, среди которых заметна повышенная доля представителей гуманитарной интеллигенции (иконописцев, реставраторов, музыковедов, психологов и т. п.) На территории России служит не более 10 единоверческих или считающих себя таковыми священников. Епископата нет, и к его возобновлению достаточно раздробленное единоверческое движение едва ли готово. Монашество малочисленно (не более 10 иноков и инокинь в России). Попытки создать в Михайловской слободе монашеское общежительство остались нереализованными. Большинство пострижений последних лет совершено священноиноком Иринархом (ДЕНИСОВЫМ). Известен также нижегородский священноинок Арсений.

Номинально существуют крайне малочисленные и не зарегистрированные у властей группы единоверцев карловацкой юрисдикции (в Москве и Петербурге).

Имеются также отрывочные и разной степени достоверности данные о нелегальных группах единоверцев, пребывающих в "катакомбных" юрисдикциях. Т.Н. андреевцы - (самоназвание - Единая Древлеправославня Церковь) возводят свою иерархию к еп. Андрею (УХТОМСКОМУ), будто бы ставшему с 1919 первоиерархом всех единоверцев. Контактов с официальным единоверием не имеют. Катакомбные единоверцы - климентовцы (самоназвание - Древлеправославная Церковь) - еще более аморфны по организационной структуре и еще сильнее закрыты для контактов с властями и исследователями, нежели андреевцы. Связи с официальным единоверием нет. Иерархия восходит к еп. Клименту (ЛОГИНОВУ).

За пределами СССР единоверие образовалось в США. В начале 1980-х годов беспоповцы г. Ири (штат Пенсильвания) во главе с наставником Пименом САЙМОНОМ соединились с РПЦ за границей. Имеется у них и свой единоверческий епископ Даниил.